Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

Реальная Магия,Филипп Боневитс 

РЕАЛЬНАЯ МАГИЯ



Филипп Боневитс






Артуру Эвелону,
Алестеру Кроули и
Эйлин Гэррит

Вступление

Вы не найдете в этой книге того, что ожидаете найти; даже для меня она оказалась не такой, как я ожидал. Ее смысл полностью раскроется лишь после того, как она устареет*.

Книга были написана в 1970 г , а впервые издана в 1971 г. в США. Прим. ред.

В наши дни почти все интересуются оккультизмом, и многочисленные шарлатаны и халтурщики не замедлили этим воспользоваться. Существует множество взаимообусловленных причин такого неожиданного интереса. Отчасти, это присущее человеку стремление к знаниям (а значит, и к власти); отчасти, пробуждение древних инстинктов во времена глобального кризиса; отчасти, неприкрытый страх перед современными технологиями и ощущение собственной беспомощности перед лицом тех «чудовищ», которых мы создали. Общее количество причин нынешней одержимости магией и экстрасенсорным восприятием (ЭСВ) стремится к бесконечности. Я не знаю все причины, да и не стремлюсь узнать.
Вот урок номер один для целеустремленного человека (цель может быть гораздо более значительной, чем желание стать чародеем или мистиком): не бойтесь говорить «я не знаю» или у меня недостаточно сведений». Такое признание не является признаком слабости и в конечном счете становится вашим величайшим преимуществом.
Если вы хотя бы поверхностно знакомились с литературой по магии, мистицизму и ЭСВ, то, наверное, заметили, что книги, посвященные этим предметам, обладают определенным сходством. В них почти неизменно в разных пропорциях сочетаются два основных подхода к изложению материала. Для документального подхода характерен стиль «альбома вырезок» или «сборника рецептов», где перемешаны многочисленные предрассудки, научные предположения и примитивные ужасы. Второй подход можно назвать «путь к Спасению». Читателю сообщается, каким образом он может овладеть различными силами на пути к Просветлению. По сути дела, это религиозный, или теургический, подход. Греческое слово «теургия» первоначально означало «божественный промысел», но позднее стало известно как «использование магических средств для достижения религиозного спасения».
Кроме того, почти все подобные книги высоконравственны: их авторы изучают и интерпретируют предположительно природные феномены с религиозной и этической точек зрения. Поражает воображение обилие моральных предрассудков и даже фанатизма в этой области. Поскольку у нас преобладает христианская культура, большая часть доступных нам старых рукописей отражает именно христианскую точку зрения. Отсюда возникает всякая неразбериха, связанная с «проклятиями до десятого колена», демонами, таскающими ведьм за волосы, чародеями, которым необходимы христианские молитвы, чтобы их заклинания работали, утверждениями о порочности сексуальной магии и так далее. В сущности, это проявления того самого менталитета, который испокон веку отождествлял болезни с одержимостью демонами, а молнии — с любым богом, который в то время был в моде. Все индийские, китайские и арабские манускрипты, посвященные магии, отражают религиозные воззрения их авторов. Даже работы современных парапсихологов и этнологов проникнуты тем, что Эшли Монтегю и другие называли «предрассудками современного поклонения Науке, как религии».
Как правило, эти книги написаны самозванными «экспертами», косвенно или открыто заявляющими о своем праве на распространение Абсолютной Истины. В своих сочинениях они часто провозглашают некие «вечные истины», которые тысячелетиями сохранялись некими тайными обществами или которые были открыты автору «высшими существами». Надо полагать, тайное общество не может выставлять свои принципы на всеобщее обозрение, иначе оно перестанет быть тайным, не так ли? А высшие существа, конечно же, обитают на ином плане бытия, но, к глубокому сожалению, с ними никак нельзя вступить в контакт... хотя они действителъно проявили величайшую мудрость в выборе своих пророков, не правда ли?
Это весьма странная, хотя и почти всеобщая, тенденция. Человек, обладающий несомненным талантом в одной небольшой области оккультизма, мгновенно становится «экспертом» во всем, что хотя бы отдаленно связано с оккультными науками. После его смерти репутация и предположительная точность его пророчеств возрастают с поистине волшебной скоростью, и над его могилой возводится храм новой мини-религии. Все когда-либо сказанное нашим пророком печатается и перепечатывается, а его ошибки благоразумно замалчиваются. Возьмем, к примеру, Эдгара Кейси, превосходного диагноста, обладающего телепатией, телекинезом, и бесподобного целителя. Он неожиданно начал изрекать пророчества на различные темы, от летающих тарелок и реинкарнации до возрождения Атлантиды (которая, по его предсказаниям, должна была подняться из океана в 1959, 1963, 1968, 1970 и 1972 гг., в зависимости от порядкового номера издания его книги). В результате последователи разочаровались в нем и усомнились даже в тех талантах, которыми он несомненно обладал.
Возможно, у вас уже возникает вопрос, к чему все эти разглагольствования? Может быть, я собираюсь продемонстрировать существенное отличие от своих предшественников? Совершенно верно! Действительно, я считаю эту книгу уникальной. Это первое истинно научное междисциплинарное исследование мировых схем оккультизма. Своим появлением на свет оно обязано методикам обучения, не существовавшим до начала этого десятилетия, и весьма неординарному складу ума, сформированному некоторыми необычными переживаниями.
В течение последних нескольких лет лучшие умы одного из славнейших университетов мира читали мне лекции, кричали на меня и проклинали на все лады. Сумев пережить эти сумасшедшие годы и сохранить при этом рассудок и индивидуальность, я получил в июне 1970 г. первую в мире степень бакалавра магии и тавматургии*.

* Тавматургия (англ thaumaturgy) — волшебство, магия. Прим. ред.

Совершенно неожиданно, в возрасте двадцати одного года, я оказался Авторитетом. С формальной точки зрения, я, безусловно, являюсь единственным в мире академически квалифицированным экспертом по магии, но само по себе, одно это звание мало что значит. В конце концов, новоиспеченный магистр юриспруденции не вполне готов к заседаниям в Верховном Суде (хотя такое назначение могло бы иметь интересные последствия); выпускник медицинского колледжа едва ли сможет провести операцию по пересадке сердца, а степень бакалавра искусств еще не делает из человека Микеланджело. Степень бакалавра — это всего лишь начало. Она показывает, что студент готов к настоящему обучению.
Итак, являюсь ли я экспертом в чем бы то ни было? И если нет, то почему я пишу очередную книгу о магии, если рынок подобных изданий уже переполнен? То есть движут ли мною иные потребности, чем нужда в деньгах, неудовлетворенное честолюбие или желание «застолбить» свое особое положение в общественном мнении? Я не обладаю многими естественными и сверхъестественными талантами, зато мне повезло с другим даром, достаточно редким в наше время всеобщей специализации: способностью упорядочивать информацию и создавать схемы или «обобщения». Людей, обладающих универсальным складом ума, можно пересчитать по пальцам; единственный, кого я могу назвать сразу, это Бакминстер Фуллер, его уровень значительно выше моего. Можно сказать, я специализируюсь в том, чтобы не специализироваться ни на чем в особенности.
Как и все остальное в жизни, это имеет свои преимущества и недостатки. Разумеется, я не могу работать один, поскольку должен вступать в контакт с десятками экспертов в различных областях знаний, чтобы заполнить пробелы в моих знаниях. Это означает (скажем прямо и покончим с этим), что в мире есть тысячи людей, гораздо лучше меня
разбирающихся в конкретных небольших областях и аспектах оккультных наук. Зато междисциплинарный подход (использование данных и методов из различных наук и искусств) дает мне свободу, о которой специалисты могут только мечтать. Выход за рамки теории и снятие мысленных запретов высвобождают бесконечный поток новых идей для исследования. По большей части, эти новые идеи и теории так и не находят реального применения, но то немногое, что остается после изучения, не может быть открыто иным способом. Выражаясь метафорически, я могу отступить назад и увидеть гобелены мысли там, где специалисты видят лишь переплетение случайных нитей (хотя, как уже было сказано, они могут различать эти индивидуальные нити гораздо лучше меня).
Уникальность моего метода и право называться «экспертом» заключается в том, что я впервые поместил оккультизм под линзы междисциплинарного микроскопа, расчленив и исследовав его по научной, но гибкой методике, и изложив результаты своих исследований простым, понятным языком. Этот последний аспект, в большей степени, чем любой другой, должен расстроить официальных ученых и оккультистов.
Но довольно самобичевания и самовосхваления! Скажу несколько слов о своих методах, целях и общих взглядах. Для простоты изложения они расположены пи порядку, хотя этот порядок не обязательно соблюдается в книге.
Во-первых, я хочу обратить внимание на то, что это нетеургическая книга: если вы ищете спасения, просветления или мгновенной нирваны, то обратились не по адресу. Это книга о тавматургии, чей корень происходит от другого греческого слова, означающего «искусство и навыки работы с чудесным». Я собираюсь представить некоторые основные законы магии и проиллюстрировать их наглядными примерами. Однако примеров будет немного, так как на книжном рынке достаточно пособий по оккультизму, из которых вы можете выбрать наиболее близкие вашему сердцу и сравнить с моими находками. На самом деле одна из моих основных задач — обеспечение теоретической базы, в которой читатель может размещать свою информацию наиболее осмысленным и полезным способом. Лишь испробовав что-либо на собственном опыте, вы можете действительно поверить (или не поверить) этому.
Во-вторых, вы едва ли найдете в этой книге хотя бы одну Абсолютную Истину. Это книга теорий, возможностей, вероятностей, гипотез, спекуляций и отдельных безумных догадок. Обычно я называю все своими именами. Утверждения, в которых не используются определяющие наречия или прилагательные, имеют такой высокий индекс вероятности (от 95% и выше), что спор о них был бы напрасной тратой времени. Если вы не согласны с такими взглядами или с чем-либо еще в этой книге, попробуйте сами! Если вы обнаружите доказательства моей неправоты, прошу вас, любыми средствами дайте мне знать об этом. Я всегда готов принять замечания, исправления и новую информацию (хотя отказываюсь принимать посылки, в которых что-то тикает внутри).
В-третьих, я никого и ничего не предаю, когда описываю принципы, известные как сакральные тайны. Алистер Кроули в «Теоретической и практической магии» говорит:
«В деле проповедования новых законов магии эти методы могут быть выгодно совмещены: с одной стороны, бесконечная искренность и готовность поделиться всеми секретами, а с другой стороны, неуловимое и устрашающее осознание того, что настоящую тайну невозможно поведать словами». Приведу также цитату из «Психической самозащиты» Дион Форчун:
«Поскольку об эзотерических учениях уже многое известно и круг людей, причастных к оккультным наукам, расширяется с каждым днем, то, пожалуй, пора начать выражаться простым и ясным языком». Заметьте, обеим цитатам более сорока лет! Я могу сделать вас чародеем не в большей мере, чем учитель сценического мастерства может сделать вас сэром Лоуренсом Оливье. Настоящий результат достигается лишь при сочетании реальных талантов с годами упорного труда. Допустим, я могу научить вас запоминать реплики, накладывать грим, использовать сценический реквизит или раскованно держаться на сцене, но чтобы стать великим актером, источник этого величия должен находиться внутри вас.
Существуют традиционные опасения по поводу того, что определенная информация может попасть в «дурные руки». Я обсуждал эту проблему со многими философами, учеными, мистиками и чародеями и пришел к выводу, что такие опасения совершенно беспочвенны. По-моему, на вопрос о том, что из себя представляют «дурные руки», так и не было дано удовлетворительного ответа; обычно под этим подразумеваются люди с иными религиозными, философскими, культурными или политическими воззрениями. То же самое справедливо для любой области науки: технология изготовления ядерного оружия может попасть и в «дурные руки», а те самые знания, которые позволяют врачу лечить людей, можно использовать и для убийства. Более
того, одержимость всевозможными тайнами всегда вызывала у меня недоверие. В ее основе редко лежат альтруистические побуждения, и в конечном счете она обычно используется для оправдания тирании. Тот, кто использует психическую силу во зло, чаще причиняет себе больше вреда, чем кому-либо еще, поэтому для успеха в магической практике очень важно иметь уравновешенный взгляд на жизнь.
Наконец, информация, содержащаяся в таких книгах, как эта, должна как можно скорее стать доступной наибольшему числу людей, потому что (а) некоторые правительства, включая и наше, уже проводят обширные разработки в области методов психического контроля; и (6) наша планета пребывает в столь глубоком политическом и экономическом кризисе, что возникают сомнения, доживет ли человечество в целом до 2000 г. Чтобы выжить, нам понадобится несколько «чудес»; введение небольших изменений едва ли ухудшит уже имеющуюся ситуацию, а скорее всего улучшит ее. В западном мире развитие этики примерно на пятьсот лет отстает от развития технологии. Таким образом, новое обращение к гуманистическим и, если хотите, духовным ценностям жизненно необходимо. Но общество не примет новые идеи, если их нельзя будет доказать и применить на практике.
Я отказываюсь занимать позицию, наделяющую меня правом решать, что нужно знать другим людям, а что — нет. Я испытываю сильную неприязнь к различным организациям — религиозным, политическим или иным — пытающимся любыми способами утаивать знания от общества. Всякий человек, желающий получить образование в любой области знаний, должен иметь право доступа к информации. Таким образом, в этой книге содержится буквально все, известное мне в достаточной степени, чтобы объяснить свои знания. Хотя в книге и говорится о самых элементарных вещах, ее содержание позволит любому человеку развивать свои знания так глубоко, насколько ему заблагорассудится, путем простых логических выводов из усвоенного материала.
Одним из моих главных орудий исследования является малоизвестный принцип «бритвы Оккама», сформулированный епископом Уильямом Оккамом и гласящий: «Не приумножайте сущности больше надобности». Там, где подходят простые объяснение, интерпретация или гипотеза, вполне можно обойтись без замысловатых и туманных выражений. Если одна теория или догадка объясняет некоторые явления проще, чем другая, пользуйтесь ею! Я прекрасно сознаю, какой сокрушительный удар может нанести всеобщее применение этого правила в современной науке, не говоря уже о политике и религии, но все равно буду пользоваться им. Только не говорите никому, ладно?
«Бритва Оккама» используется для отсечения усложненных объяснений. Как вы, несомненно, уже обнаружили, оккультизм (древний, средневековый и современный) является, наверное, самой запутанной и туманной областью знаний в истории человечества. Оккультные схемы и принципы во всем мире образуют клубок, который почти невозможно распутать, даже с помощью бритвы.
Одна из главных целей моей книги заключается в исследовании этих старых принципов и попытке систематизировать их, то есть разобраться, соотносятся ли некоторые из них с другими областями человеческих знаний, в которых достигнута хотя бы некоторая ясность, и можно ли «перевести» их в термины, пригодные для изучения в современной лаборатории. Другая цель — вскрыть ошибки и явные подтасовки, в течение столетий сопровождавшие оккультные знания. «Оккультный» означает «тайный, скрытый». Что ж, отныне оккультное перестанет быть тайным, и завеса в храме будет разорвана* — задача, посильная лишь Дураку** ибо ангелы боятся и безмолвствуют.


* Св Благовествование от Луки, 25, 48. — Прим.пер.
** Имеется в виду персонаж из колоды карт Таро. — Прим.пер.

Эта книга предназначена, во-первых, для широкого круга читателей, и лишь во-вторых, для научных и оккультных обществ. Я знаю, что ученые и оккультисты еще сильнее рассердятся на меня, так как для них нет ничего более ненавистного, чем «популяризация». Тем не менее я собираюсь свести технический жаргон к минимуму (хотя и не смогу вовсе избежать его) и не стану скрывать свое невежество в том или ином вопросе за искусно сплетенными фразами. Любой термин, который я вынужденно использую, будет определен в тексте один или два раза и отдельно выделен в глоссарии; кроме того, он будет выделен курсивом, хотя курсив используется еще и для усиления оттенков смысла. Длинные фразы по возможности будут сокращены. Если, избегая слов из 17 слогов, я упрощу объяснение до такой степени, что оно станет ошибочным, то, я полагаю, кто-нибудь любезно укажет мне на это. Я так же оставляю за собой право на ужасные каламбуры, игру метафорами, иронические преувеличения или преуменьшения и даже на игнорирование великого бога Словесности, если это позволит мне лучше донести свою мысль до читателей.
Некоторые решат, что мои ошибки вызваны иными причинами или даже (о, ужас!) что книга «ненаучна» из-за се легкомысленного стиля. Поэтому, чтобы отблагодарить моих многочисленных благодетелей, озадачить неверующих и показать, с какой ловкостью представители моей профессии умеют «переворачивать столы», я отмечу, что еще до публикации моя рукопись подверглась тщательному изучению со стороны видных ученых и специалистов, а также некоторых меньших светил, представляющих разнообразные области науки и искусства. Каждому был задан вопрос: «Видите ли вы крупные ошибки, фактические или логические, которые относятся к вашей области знаний?». Каждый отвечал либо «нет», либо «да, вот они». Все эти люди проявили великодушие, доброту, мужество, жестокость и абсолютную безжалостность, за что я им бесконечно благодарен.
Отнюдь не все из них были «верующими». Некоторые возражали против самой концепции книги. Однако около 90% исправлений и дополнений были внесены в текст перед направлением рукописи в издательство. Неприемлемые предложения делились на две категории:
а) требование сносок и обширных цитат. Если бы я выполнил это 1ребование, то на каждой странице появилось бы от пяти до десяти сносок либо приложение, равное но размерам самой книге;
б) вопросы, в которых рецензенты противоречили друг другу, либо абстрактное мнение рецензента отличалось от конкретного личного опыта автора.
Разумеется, даже после всех этих усилий в рукописи остались ошибки, ответственность за которые не несет никто, кроме автора. В конце концов, я написал эту книгу. Однако если даже крупные специалисты не смогли заметить ошибку или сочли ее незначительной для широкого круга читателей, то я определенно не должен чувствовать себя виноватым. Я сделаю все возможное, чтобы исправить неточности в следующем издании. Далее в книге я не раз буду говорить о том, что не только ожидаю появления ошибок, но и хочу, чтобы вы нашли их.
И наконец, я хочу выразить глубокую признательность некоторым людям за их великодушное содействие и полезные советы. Поскольку многие из них не пользуются широкой известностью вне своего профессионального круга, я отмечу для читателей род их занятий и квалификацию. Лишь благодаря этим людям читатель может быть уверен, что книга, которую он держит в руках, точна по смыслу и научна по содержанию, насколько позволяет современное состояние человеческих знаний.
Аллеи Ангофф — административный секретарь и заведующий Фондом парапсихологических исследований.
Д-р Марк Элтон Бартл — специалист в области криминологии, юриспруденции, археологии, нудизма, каббалы.
Д-р Лоуэлл Джон Вин — антрополог, специализируется в шаманизме.
Д-р Оуэн Чемберлен: — физик, лауреат Нобелевской премии.
Люсенсиадо Хосе Феола — биофизик, парапсихолог. Президент Миннесотского общества парапсихологических исследований.
Д-р Джозеф Фонтенроуз — заслуженный профессор. Занимается мифологией, сравнительной теорией религий; ученый и джентльмен.
Д-р Уонни Гурджин — специалист в криминологии, статистике, философии науки, социологии знаний, интерпретации символов.
Д-р Льюис Р. Ланкастер — занимается восточными языками и религиями; тантрами...
Преподобный Сигурд Т. Локкеп — лютеранский священник и теолог.
Дональд МакКуиллинг — физик, философ; президент Калифорнийского общества психических исследований.
Д-р Телъма Мосс — нейропсихиатр, парапсихолог.
Джон Реймонд — журналист, гипнотизер, оккультист; мой друг.
Д-р Фрэнсис Израэль Регарди — вероятно, самый выдающийся западный специалист по оккультным наукам.
Миссис Элли Рейнольде — психолог; книжный обозреватель и критик; мой друг.
Уильям Дж. Ролл — парапсихолог, специалист по феномену полтергейста.
Д-р Майкл Скрайвен — философ, парапсихолог.
Дональд Симпсон — изобретатель, художник, электронщик.
Аллен Спаггетпг — писатель, журналист, парапсихолог.
Уильям Тобин — химик, геолог, преподаватель.
Ч елей Куинн Ярбро — писатель, драматург, мим, критик.
Д-р Ханс Дж. Зуанг — невропатолог, врач.
Благодарю также Виктора Андерсона, Говарда Харрелсона н Ральфа Ойера, студентов-оккультистов; Чарлза Хиксона, компьютерного программиста и статистика; Памелу Стоквелл и Сьюзен Пирсон, печатавших рукопись; Джеймса Робсона, старого друга и соратника; Кэрол Тобин, обеспечившую необходимую поддержку; Джулию Вайнгро-уд, поэтессу; персонал Калифорнийского общества психических исследований; в особенности, членов ордена Чародейских Искусств объединенной гильдии общества Творческого Анахронизма, терпеливо слушавших и радостно атаковавших все основные теории, в конечном счете ставшие частью этой книги.
И наконец, разумеется, выражаю благодарность моим родителям. Без их содействия мое творчество было бы вообще невозможным.
июня 1971 г., Беркли, Калифорния.


Глава 1
Законы магии

Закон — утверждение о порядке или отношении феноменов, которые, насколько это известно, остаются неизменными в данных условиях... наблюдаемая регулярность в природе
Словарь Вебстера, третье международное издание
В различных мировых культурах, даже полностью изолированных, со временем накопилась коллекция основных магических и мистических аксиом. Эти аксиомы мы можем и будем называть законами магии. Подобно закону тяготения или правилу исключенного третьего, эти магические законы являются не законодательными актами (как некоторые теологи пытаются представить их), а скорее описанием способов проявления и взаимодействия различных феноменов. Они появились в результате наблюдений, экспериментов и теоретических построений и со временем приобрели завершенную форму.
Не все эти законы осознаются и понимаются теми, кто их использует, и не все они автоматически появляются в каждой данной культуре вместе с магической традицией. Для их понимания не нужно быть чародеем. В сущности, внешнему наблюдателю часто бывает проще открыть и систематизировать эти законы.
Предположим, к примеру, что физиолог наблюдает за тем, как Арнольд Палмер играет в гольф. Как ученый он понимает процессы, происходядше в теле Палмера, когда тот замахивается клюшкой, то есть он знает, как срабатывают нейронные цепи, какие гормоны высвобождаются в кровеносной системе Палмера, какие мышцы напрягаются или расслабляются. Однако сам факт такого знания не делает его профессионалом в игре в гольф. Что касается самого Палмера, то он не имеет понятия о физиологических процессах, происходящих в его организме. Он знает лишь, что выполняя определенные движения, может .загнать шарик в лунку. Умение играть в гольф не делает ею физиологом. Ученый здесь имеет небольшое преимущество, поскольку он может изучать атлетов в различных видах спорта.
Описанная ситуация применима к отношениям между профессиональным оккультистом и профессиональным чародеем, где первый играет роль физиолога, а второй — спортсмена. Пожалуй, сравнение даже выиграет, если рассматривать оккультиста как ученого, а чародея — как инженера Человек может быть превосходным оккультистом и никуда не годным чародеем, и наоборот; эти дарования различны и редко проявляются одновременно. Я, к примеру, в большей степени оккультист, чем чародей, а большинство моих коллег достаточно сильны в магии, а не в оккультных науках.
Все чародеи верят в закон Причин и Следствий: одинаковые действия, совершенные при одних и тех же условиях, неизменно приводят к одинаковым результатам. На самом деле такой неизменности довольно трудно добиться, но сам принцип прекрасно работает в повседневной жизни. Закон причин и следствий отнюдь не ограничивается магией, однако я привел его здесь, чтобы быть последовательным.
В этой главе мы рассмотрим некоторые основные и важнейшие законы магии, вкратце раскроем их смысл, сопоставим их с работой разума, покажем некоторые виды их взаимодействия и приведем конкретные примеры. Но сначала давайте подумаем над цитатой Дж. В. Н. Салливана из «Ограничений науки»:
«Эти законы являются чисто описательными. Они лишь утверждают очевидные факты, как например фраза о том, что золото имеет желтый цвет. Кеплер не дает обоснований, почему его законы должны быть такими, какие они есть. Наблюдение и запись законов природы является первым шагом в процедуре научного исследования. Наука начинается с поиска сходства природных феноменов. К примеру, ученый обнаруживает, что свет распространяется по прямой, если поднять и отпустить камень, то он падает вниз, а тепло передается от горячего тела к холодному. Таким образом, ученый вносит некий порядок в группы событий. Знаний такого рода обычно бывает вполне достаточно для практических целей. Но следует сказать, что во многих областях, имеющих огромное практическое значение, наука еще не продвинулась за пределы этого знания».
Закон Знания — самый главный из законов магии. Он гласит, что понимание наделяет властью: чем больше вы узнаете, тем становитесь сильнее. Если ваше знание о чем-то законченно и совершенно, вы обладаете абсолютной властью над этим
явлением. Этот принцип лежит в основе всей современной науки и технологии. Очевидно, он совпадает с принципом работы человеческого организм да и любого другого из известных нам организмов. Чем больше информации о внешних и внутренних феноменах усвоено человеком, тем более развита его способность разрешать проблемы, а следовательно, и способность выживать. Ключевая фраза этого закона — «Знание — сила».
Его основным дополнением является закон Самопознания, который гласит, что самым важным знанием является знание о себе. Это утверждение покоится на простой логической основе. Постоянный обзор и реорганизация содержимого вашего разума и тела ведет к более эффективному выживанию. Образно говоря, лишь когда механизм вычищен и смазан, вы полностью настроены на процесс жизни. Ключевая фраза этого закона — «Познай себя».

Тэги: Белая магия
Скачать книгу: Реальная Магия [0.28 МБ]