Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

Скрытые Листы Некрономикона

Есть множество переводов Liber Logaeth, но нет ни одного варианта продолжения
этой книги - "Текста Р’лайх". По этой причине я решил добавить мой собственный
перевод текста, исследованный, расшифрованный и аннотированный Робертом
Турнером (Robert Turner). Нижеприведенный текст был проверен и любые очевидные
ошибки, или неправильные написания могут присутствовать и в первоначальном
издании (Например Zkauba может писаться как Zakubar).

Фил

Их Тайное Место

Я видел многое из не упоминаемого для смертных глаз во время моих блужданий
в глубинах этого темного и забытого города. Это не было великолепием Ирэма (Irem),
которое часто посещает мои сны с этим безумием, но было другим местом, окутанным
в чрезвычайную тишину; долго неизвестным человеку местом, избегаемым даже
вампирами и ночными ужасами. Неподвижность, подобная миллионам истекших лет, с
большой тяжестью давила на мою душу, когда я шел по тем лабиринтам в ужасе,
страшась того, что мои шаги могут пробудить кошмарных архитекторов этого
безымянного места, где ограничены руки времени, и не шепчет ветер.
Огромным был мой страх этого места, но более удивительным было странное
обаяние, подобное сну, которое захватило мое сознание и направляло мои ноги все
ниже через неизвестные царства. Моя лампа отбрасывает свое сияние на базальтовые
стены, освещая могущественные столбы, высеченные не человеческими руками, где
любопытно окрашенные обелиски, покрыты выгравированными ужасными образами и
загадочными знаками, возвышающимися надо мной во тьме. Проход опускался вниз
предо мной, и я спускался все ниже. В течении времени, кажущимся вечностью, я
шел вниз увлеченный рассматриванием мрачных изображений, что простирались
бесконечно справа и слева от меня, изображающих странные дела Тех Великих, что
были порождены не человеческой утробой. Они обитали здесь и ушли, и все же стены
хранили Их знаки: пугающее сходство с теми ужасными древнейшими существами,
вырезанными ниже небесного свода неизведанного созвездия.
Бесконечный путь, ведущий вниз, ниже и ниже. Течение времени исчезло для
меня, Гипнос, и вечность владели моей душой.
Как долго, как далеко я ушел? Я не знал. Затем, подобно пробуждению ото сна о
Наркеосе (Narcaeus) мои глаза увидели дверь, которая преградила мой путь. Их Знак
был на ней, знак, который я видел в пределах могильных пещер Ленга (Leng), среди
столбов Ирэма (Irem), видел содрогаясь перед идолами загадочного Изнавора (Isnavor).
Я дрожал, поскольку я созерцал темные надписи, которые покрывали утомленный
камень, надписи извивающиеся подобно тысячам отвратительных змей, иногда их
рептильные формы, словно бросались друг к другу будто в драке, иногда соединялись,
создавая существ тошнотворно громаднее, чтобы снова разделиться в извивающуюся
кучу черных змеиных знаков.
Перед моими глазами дверь была словно скатана, будто это был свиток, и я
пристально глядел на пустоту надо мной, где среди странных звезд перемещались
большие темные формы. Подобно стенанию большого ветра ужасные голоса ворвались
в мои уши с криками мучений тысячи душ. Запрещенные имена - ЙОГ-СОТОТ (Yog-
Sothoth), КТУЛХУ (Cthulhu), НЬЯРЛАТХОТЕП (Nyarlathhotep) и сотни других
иссушали мой мозг подобно ядовитой кислоте. Их сознания вошли в мое естество, и я
узнал богохульные вещи, о которых не смеет мечтать смертный человек, о царствах
вне нашего времени и создания, где слепой султан демон АЗАТОТ (Azathoth) живет в
пределах бездны Хаоса повсюду бесчисленных эонов бесконечности.
Тогда с грозовым ревом, звезды закружились предо мной в большом вихре и я
был вовлечен в не называемую бездну подобно листьям перед бурей. Мои крики ужаса
были адресованы милосердному забвению и темнота охватила меня.
Я пробудился среди тихих песков красной пустыни, чтобы узреть большой шар
солнца, объявляющий о рассвете. Я встал и повернулся на Север обратив свои ноги к
Дамаску где я, Их писец, должен писать мою книгу. Вне Геркулесовых Столбов, мечтая
о зове кристаллов.

О Том, кто Спит

Ведайте Вы, что Он спал сном смерти целую вечность не сосчитанную; Он, кто
дремал задолго до рождения Человека; Он, тот кто мертв и все же ожидает спящий -
ВОССТАНЕТ, и Его время приближается. Червь не должен разрушать разрушенное,
портить испорченное; время - ничто для Его продолжения; эоны не должны оставлять
отбросов не от плоти земли.
В Р'лайхе (R'lyeh) Он обитает, связанный бесконечным сном Теми, кто мог бы
сдержать Тьму Внешнего Ада и очистить судьбу Человека. И все же Тьма должна
возобладать, и судьба Человека запечатана и высечена.
Звезды должны отметить время Его прибытия, и когда сферы пересекутся: ОН
ДОЛЖЕН ВОССТАТЬ. Великий КТУЛХУ должен возвратиться, и вооруженный
мстительными когтями, он ударит Древних Богов и разорвет душу Человека. Земля
познает ночь без конца.
Его фавориты живут среди Вас, остерегайся о Человек, они придут в услужливом
обличье; подобно ворам ночью. Они чтят не Человека и его хилых богов, слепых по
воле их Мастера.

Великий КТУЛХУ спит в Своем доме и создает сон о том, что будет, мертвый
КТУЛХУ ждет спящий
.
Мой брат Ибн Гази видел глазами без век конец времени Человека, но Их
проклятие сделало невозможным его откровение. Навечно осужденный он переносит
бесконечные мучения Хранилищ Зина (Zin). Его рот запечатан, его отрезанный язык –
ничего не скажет, он не будет сожалеть о пытках - он безголовый, раб Шаггота
(Shoggoth), до того времени как Великие Древнейшие падут.
ЙОГ-СОТОТ ведает Врата, через которые Древнейшие должны возвратиться.
Когда звезды угаснут и лунных сияний не станет, когда только темные солнца будут
вставать и заходить, Великий КТУЛХУ должен пробудиться и воззвать из глубин
гласом тысячи громов, и Ворота должны быть широко распахнуты: ОНИ ДОЛЖНЫ
ВОЗВРАТИТЬСЯ.
Оплакивайте вашу судьбу O Люди, поскольку земля должна быть опустошена и
брошена на вечность в бездну гибели.

В ЕГО СКЛЕПЕ В Р’ЛАЙХЕ ВЕЛИКИЙ КТУЛХУ ДРЕМЛЕТ.

Печать, что они поставили Они против Него, не будет преобладать навсегда.
Безумие человечества должно разрушить Печать: ОН ДОЛЖЕН ВОССТАТЬ.
Человек в его слепом невежестве должен обрушиться на моток пряжи, из